Казахстанцы в Вест-Пойнте
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
AsCor 23 Мая 2014 в 09:14:45
Канат Бейсекеев и Райхан Рахим побывали в Военной академии США, в которой учатся наши соотечественники, в том числе одна девушка. Они рассказали об американской дедовщине и изнуряющих тренировках.


950x633
(63,55 Кб)

950x633
(135,98 Кб)

950x633
(138,02 Кб)

950x633
(93,12 Кб)

950x633
(138,01 Кб)

950x633
(167,43 Кб)

950x633
(109,65 Кб)

950x633
(146,84 Кб)

950x829
(134,81 Кб)

950x633
(124,56 Кб)

950x633
(180,75 Кб)

950x633
(60,87 Кб)

950x633
(94,22 Кб)

950x633
(134,55 Кб)

950x633
(108,5 Кб)

950x633
(177,35 Кб)

950x633
(77,74 Кб)

950x633
(152,94 Кб)

950x633
(146,42 Кб)

950x633
(141,69 Кб)

950x633
(147,31 Кб)

950x633
(90,19 Кб)

950x633
(229,99 Кб)

950x633
(93,93 Кб)

950x633
(147,27 Кб)

950x633
(105,23 Кб)

950x633
(133,07 Кб)

950x633
(122,94 Кб)

950x633
(153,98 Кб)

950x633
(135,97 Кб)

950x633
(144,12 Кб)

950x633
(105,42 Кб)

950x633
(177,75 Кб)

950x633
(113,66 Кб)

950x633
(105,02 Кб)

950x633
(81,77 Кб)

950x633
(76,14 Кб)

950x633
(114,22 Кб)

950x384
(79,36 Кб)

950x633
(180,22 Кб)

950x633
(134,29 Кб)

950x633
(214,56 Кб)

950x633
(121,63 Кб)

950x633
(154,77 Кб)

950x633
(152,4 Кб)

950x633
(182,1 Кб)

950x633
(111,82 Кб)

950x633
(135,67 Кб)

950x633
(162,43 Кб)

950x633
(79,35 Кб)

950x633
(78,53 Кб)

950x633
(94,02 Кб)

950x633
(116 Кб)


Военная академия Сухопутных войск США Вест-Пойнт (United States Military Academy) находится в десятке лучших учебных заведений в Штатах. Четыре года тому назад, по версии журнала Forbes, рейтинг вуза был выше рейтинга Гарвардского университета. Среди выпускников Вест-Пойнта немало видных деятелей. Академию окончили два президента США (Грант и Эйзенхауэр) и три руководителя других стран – Коста-Рики, Никарагуа и Филиппин.

Возможность стать кадетами академии, которой исполнилось в этом году 212 лет, получают всего лишь 6% кандидатов. Чтобы поступить сюда, нужно иметь рекомендацию от члена Конгресса, а иногда даже от президента. Существует программа обучения международных кадетов, имеющая лимит в 20 человек в год со всего мира. Обучение каждого из них обходится правительству США в 350 тысяч долларов – это сумма за все 4 года. После окончания Вест-Пойнта кадету присваивается звание лейтенанта и он возвращаются к себе на родину, чтобы прослужить в рядах вооруженных сил страны не менее 10 лет.

Программа обучения казахстанских кадетов в Вест-Пойнте существует четырнадцать лет, за это время академию окончили четверо выпускников, но, к сожалению, никто из них, по тем или иным причинам, не служат в вооруженных силах. Сейчас Казахстан в Вест-Поинте представлен наибольшим числом кадетов: по правилам академии одновременно из одной страны могут учиться не более четырех человек. Благодаря разрешению суперинтенданта Вест-Пойнта генерал-лейтенанта Роберта Каслена, наши журналисты смогли встретиться и поговорить с казахстанскими кадетами в кампусе Вест-Пойнта, который находится недалеко от Нью-Йорка.

Темирлан, курсант 2-го курса:

– До 11-го класса я и предположить не мог, что выберу профессию военного. Когда моя старшая сестра предложила мне попробовать свои силы в этом направлении, я просто рассмеялся. Она рассказала мне о военной академии Вест-Пойнт, о ее первой девушке-выпускнице Елене Милюк, и тут я уже загорелся. Моя сестра всегда направляла меня и мотивировала заниматься самообразованием. Поэтому я решил, что должен последовать ее совету.

Когда я ознакомился с требованиями для поступления в Вест-Пойнт, то понял, что это в моих силах. После шестого класса поступил в Казахско-турецкий лицей-интернат, где, конечно, я не был гением, но у меня был хороший уровень знания английского языка и я уделял большое внимание спорту – футболу и греко-римской борьбе.

– Я до сих пор помню, как сидел в кабинете, когда мне позвонил David Bennett, подполковник, возглавлявший в то время отдел военного сотрудничества при американском посольстве в Астане. Это был самый первый этап – телефонное интервью. Я очень волновался во время разговора, но, видимо, все прошло удачно, потому что позже меня пригласили в Астану для участия в следующем этапе. Мы проходили личные собеседования и сдавали экзамен по физической подготовке. В первом туре было примерно от 300 до 500 претендентов, но в конце осталось только 10. Мы бегали на длинные дистанции, подтягивались, отжимались, показывали все, на что мы способны. Я сделал больше всех отжиманий, побил рекордный норматив по прессу, пробежал быстрее всех – в общем, старался как мог. Кроме того, важно было хорошо сдать экзамены по английскому языку, такие как TOEFL и SAT. По всем экзаменам у меня были отличные результаты.

– На заключительном этапе меня пригласили на решающее интервью. Когда я зашел в кабинет с папкой в руках, набитой различными грамотами и медалями, никто к ним даже не притронулся – этим никого не удивишь. Все внимание было сосредоточено на моем поведении, характере и том, как я вел себя во время разговора. В конце интервью подполковник David Bennett спросил у меня, осознаю ли я всю серьезность того, на что подписался, и готов ли я, будучи офицером, вернуться в Казахстан и служить своей стране.

– Чем больше этапов я проходил, тем больше укреплялся в мысли, что хочу посвятить свою жизнь военной службе. Уже тогда я не мог представить себя учащимся в гражданском вузе. Весь процесс поступления длился около полугода (с сентября по январь), и результаты мне обещали сообщить весной. Это было очень долгое время ожидания. Помню, как в один момент я даже отчаялся получить хорошие вести.

– Весной меня направили на олимпиаду по физике, которая проходила в Байконуре, и на обратном пути мне позвонили из Назарбаев Университета, в который я также подал документы, и сообщили, что я не набрал необходимое количество баллов. Я до сих пор отчетливо помню состояние злости и разочарования, которое охватило меня. Казахстанский вуз мне отказал, а из отдела военного сотрудничества никто не звонил. Весь месяц я находился в депрессивном состоянии, и вдруг позвонил David Bennett и сказал: "Темирлан, поздравляю, ты поступил в Вест-Пойнт!". Я растерялся, даже онемел. Потом побежал в класс, к друзьям, и начал прыгать от радости!

– Я не знал, куда еду, что меня ждет, и даже не представлял, насколько изменится моя жизнь. По прилету в аэропорт JFK в Нью-Йорке нас встретили представители Вест-Пойнта. Меня поселили в семье американского военного, которая помогла мне влиться в обстановку.

– За два дня до начала курса молодого бойца, когда я проходил медкомиссию, нас попросили заполнить медицинскую карточку с прививками, которая была на английском языке. Тут меня мой английский и подвел. Я ошибочно ответил, что не получал эти прививки, и в результате одновременно получил сразу девять прививок. На следующий день я еле встал и понял, что все мое тело как будто рассыпается на кусочки. Я едва стоял на ногах, хорошо, что в принимающей меня семье были врачи – они помогли мне прийти в себя.

– Сержанты и офицеры обращались с нами так, как хотели. Мы неделями могли ночевать в лесу под дождем, передвигаясь с места на место и выполняя различные задания и военные операции. Мы стреляли из различных видов оружия, взрывали мины, кидали гранаты, падали в болото, ориентировались в лесу, кишащем змеями. В общем, за эти недели я узнал и увидел столько, сколько не видел за все годы, проведенные дома. За такое короткое время из простых учеников нас превратили в кадетов с отточенными военными знаниями и умениями.

– Академическая система обучения здесь очень интересная, мы заранее сами проходим темы и приходим на занятия, чтобы просто спросить то, что мы не поняли. Тем самым в нас пытаются развить самодисциплину и ответственность. Огромная академическая нагрузка сразу ощущается. К примеру, в эту неделю мне необходимо сдать сразу пять проектов и подготовиться к двум большим экзаменам.

– В отличие от наших военных академий здесь нет физического насилия. Будучи первокурсником, я испытал психологическое давление со стороны старших. Старшекурсники могут подойти и запросто накричать на тебя, например, за то, что ты шагаешь не так быстро или во время обеда ты по ошибке положил салфетку или вилку с ножом не на то место.

– У меня часто возникают мысли о том, как меня будут воспринимать мои сослуживцы и земляки, когда я вернусь в Казахстан. Ведь то, через что сейчас приходится проходить мне, сильно отличается от того, через что проходят мои ровесники, выбравшие военный путь. Кто-то может позавидовать, а кто-то наоборот – в общем, не знаешь, какой реакции ожидать. Американцы, когда видят человека в военной форме, подходят к нему и благодарят, говоря: "Спасибо за вашу службу, за то, что вы защищаете Родину и всех нас". В нашей стране у военнослужащих такого статуса, к сожалению, нет. Часто думают про них как про ограниченных людей, не способных ни к чему, кроме как к выполнению приказов. По возвращении назад я всеми силами буду пытаться сломать этот стереотип, чтобы помочь людям осознать, что быть военным – это огромный труд.

– Здесь, в Вест-Пойнте, мы проходим хорошую школу психологической и физической устойчивости. Колоссальное давление, которому подвергаются кадеты изо дня в день на протяжении всей учебы, не каждый может выдержать. Казахстанские курсанты, читающие сейчас мои слова, думаю, прекрасно меня поймут и согласятся со мной. Но я знаю, что я должен выдержать и достойно окончить академию. И я полностью уверен: оно того стоит!

Абылай, кадет 1-го курса:

– До Вест-Пойнта я три года изучал химическую инженерию в Назарбаев Университете. В военкомате Сарыаркинского района Астаны, где я был приписан, случайно прочитал объявление о наборе курсантов в американскую военную академию.

– Я из семьи военных, один мой дедушка, Садык Джумабаев, был начальником штаба 1084-го полка 310-й стрелковой дивизии. В 1941 году он геройски погиб при обороне деревни Пчево Ленинградской области. А второй мой дедушка, Салык Ахметов, был летчиком, дважды награжден орденом Красной Звезды. За годы войны он совершил более 400 боевых вылетов. Его самолет был дважды сбит в тылу противника, но оба раза ему удалось выжить. Он был в числе первых трех азиатов, которые окончили Тамбовское высшее военное авиационное училище, где готовили летчиков-асов и офицеров старшего командного состава ГВФ Советского Союза.

– Я всегда хотел быть похожим на своих дедов. С малых лет меня интересовала военная история, кроме того, я занимался различными видами спорта. Поэтому я приложил все усилия, чтобы стать кадетом лучшей военной академии.

– Во время первой адаптационной недели я жил в семье боевого офицера, отставного полковника, который воевал в Ираке и Афганистане. Он делился своим опытом и просто поддерживал меня морально. И до сих пор у нас дружеские отношения. Каждый месяц во время увольнительной мы встречаемся, а по телефону общаемся практически каждый день.

– Позже, когда начались полевые сборы, я увидел девушек и очень удивился. Было непривычно встретить женщин на полигоне, а не в штабе, например. Но в американской армии гендерная политика очень гибкая, это считается естественным. Для того чтобы преодолеть стереотипное мышление, с нами работали психологи из программы противодействия дискриминации женщин.

– По итогам первого семестра я нахожусь на 79-м месте среди 1200 кадетов своего класса. Мы все здесь стараемся быть достойными нашей Родины и хотим показать, что казахстанцы не лыком шиты. Кроме того, я вхожу в состав сборной академии по боксу. Как только я приехал сюда, у меня была цель попасть в команду по боксу, которая считается одной самых сильных сборных в стране. В этом году она стала семикратным национальным чемпионом. В начале года набирается около 150 новичков, и в течение трех с половиной недель проходит жесткий отбор. По окончании осталось 35 человек, из них прошли самые сильные 15 человек. В этой команде всего 42 человека из четырех курсов.

– После занятий мы каждый день тренируемся по три часа в день пять раз в неделю, а по выходным проводятся бои. И так на протяжении всего года. В этом году я прошел все отборы и провел четыре рейтинговых боя, три из них я выиграл, один проиграл. Национальная студенческая лига дала мне звание Academic All-American, которое дается членам чемпионской команды, имеющим отличные успехи в учебе.

– Я сразу понял, что американская армия очень организованная и продуманная. Даже дедовщина, которая неизбежно возникает в любой армейской системе, была взята под контроль, легализована, так сказать. В отличие от нашей она использует только моральное подавление личности, исключая любые телесные наказания.

– По военной системе сейчас я рядовой, на втором курсе буду капралом, на третьем – сержантом и по окончании – лейтенантом или капитаном. А по второй, жаргонной, сейчас я плебей, затем – як, корова и наконец – аристократ. Плебеи – это низшее звено, для которых существует целая куча правил и ограничена свобода действий. Например, мы не можем разговаривать на улице без разрешения старшего по званию, когда идем по коридору, мы должны сжимать кулаки и идти, касаясь плечом стены, или есть определенным образом. Также у нас есть много нарядов, таких как уборка казарменных территорий, вынос мусора, раздача постиранной одежды и т.д. Старшие курсы от всех этих обязанностей освобождены. То есть действует естественный отбор: мало того что в академии тяжело учиться, плюс к этому есть моральное давление со стороны старшекурсников. Поэтому в начале первого курса многие курсанты не выдерживают и уходят.

– Но бывают дни, когда мы можем почувствовать себя наравне с четверокурсниками, время, когда они получают свой именной перстень или когда у кого-то из них день рождения. После церемонии или мероприятия мы можем с ними немного "поиграть", и они не имеют права наказывать нас в отместку. В этот день мы поджидаем старшекурсника возле дверей его комнаты, хватаем, обматываем скотчем и кидаем в тележку. Или привязываем к столбу на центральной площади, и он стоит там всю ночь, пока утром его не освободят. Конечно, офицеры этому препятствуют, но это давняя традиция, таким образом первокурсники снимают напряжение. Еще один пример – день, когда они получают свои значки, обозначающие их род войск, которые обычно прикрепляют на иголках на груди с правой стороны. И мы можем похлопать или ударить их по жетону, и они должны промолчать. Но если кто-то проявляет при этом эмоции, то это его не красит.

Жайна, кадет 2-го курса:

– В классе американской политики, которая является обязательным предметом для всех кадетов, я единственная девушка. А еще я староста. 15% от общего числа кадетов составляют девушки. Я не сталкивалась с насмешками или пренебрежительным отношением из-за моего пола, главное – поставить себя здесь как человека, как личность. Во всех делах, в том числе бытовых, мы равноправны. Конечно, стандарт сдачи нормативов для мужчин выше, но во всем остальном мы равны. На военных тренировках у нас одинаковый вес рюкзаков, и мы проходим одинаковое расстояние.

– С самого детства я привыкла общаться больше с парнями, чем с девушками. Когда мне было 12 лет, я с семьей переехала из Жезказгана в Караганду и стала учиться в новой президентской школе со скалодромом. Однажды я залезла на скалу, и мне понравилось это ощущение опасности и преодоления препятствий. Несмотря на то что тренер набирала только опытных учеников, я все же сумела пройти задание и записаться в группу экстремального скалолазания.

– Когда встал вопрос о получении высшего образования, я задумалась. Планировалось, что после колледжа я поступлю в университет в Караганде на специальность "международное дело". Руководство университета обещало мне скидку на оплату обучения за спортивные достижения. Но в последний день приема я забрала свои документы – не смогла справиться с ощущением, что это не мое. Хотя мне было страшно: а вдруг никуда не поступлю? Но мне не хотелось обычной студенческой жизни, где все было бы предсказуемо и серо. У меня перед глазами была другая жизнь. Благодаря своим спортивным успехам в составе сборной я побывала во многих странах и видела, как живет и развивается молодежь. И всегда хотелось получить образование за рубежом, обрести новый опыт.

32. – Я дочь шахтера, мои родители небогатые люди. Кроме меня есть еще двое детей, я старшая. Мои родители всегда тяжело работали, чтобы у меня и у моих сестренок было все, что нам нужно. Поэтому я решила, что должна постараться поступить в вуз сама. Однажды узнала от своего друга, что в наш город приехали с презентацией сотрудники американского посольства. Я думала, что Вест-Пойнт похож на большую тюрьму, в которой меня закроют и я превращусь в мужчину. Отец не одобрил моего решения, рассердился и сказал, что это детские выходки. Но мама всегда поддерживала меня весь год, пока я проходила экзаменационный период. Вдвоем с другом мы начали пробовать свои силы. Это был тяжелый период в моей жизни, когда к чему-то так сильно стремишься, но не знаешь, что будет в конце. Были такие времена, когда я очень сильно сомневалась и не верила, что у меня получится. Но в конце концов все получилось, хотя было немного грустно: я поступила, а мой друг – нет.

– Помню, в тот день папа вернулся с ночной смены, и мы с мамой его встретили и сказали, что я поступила. Он чуть не заплакал. И несмотря на то что он сильно устал, они с мамой всю ночь не спали, что-то обсуждали и переживали.

– Первый год в академии был очень трудным. Вначале мы прошли шесть недель военных тренировок. С пяти утра нас будили криками, стучали, пинали в дверь, срывали с нас одеяло. Также были трудности с пониманием языка. Вроде я хорошо знала английский, но все же терялась и не успевала выполнять команды. Не туда посмотришь, не так сделаешь – сразу кричат. Обычно я даже не знала, куда мы шли, мы надевали тяжелые рюкзаки и шли куда-то. Маршрут и задания я узнавала только в процессе. Особенно волновалась перед тем, как бросить ручную боевую гранату. Еще когда мы тренировались на учебных гранатах, мои снаряды далеко не летали, как бы я ни старалась. Я сорвала чеку и вижу, что инструктор наблюдает и боится за меня. Я кинула, и граната только чуть-чуть отлетела. Инструктор сразу схватил меня за голову и прижал к земле – и граната взорвалась совсем близко от нас! Было очень нелегко, но у меня в голове крутилась только одна мысль: я должна идти вперед, только вперед. Сейчас я знаю многие вещи, у меня появился опыт, но тогда я шла отчаянно, напролом, с закрытыми глазами.

– Военные тренировки на полигоне обычно проходят летом, а во время учебного года у нас академические занятия. Уроки начинаются с 7.30 утра и длятся до 16.00, после чего я иду на тренировки по скалолазанию. Экстремальное скалолазание до сих пор остается моим любимым хобби, в котором я продолжаю добиваться успехов. В этом году на национальных соревнованиях во Флориде я завоевала первое место. В 19.00 я освобождаюсь, ужинаю и приступаю к урокам. Занимаюсь до поздней ночи. На сон остается не так много времени, и если я в день сплю шесть часов, то говорю себе: о, сегодня прекрасная ночь, я выспалась! Студентам здесь в отличие от других университетов приходится совмещать учебу с военными и физическими занятиями. Помимо каждодневной рутины нам дают отдельные задания, например, маршировать на парадах, проводить экскурсии для гостей или даже убирать территорию.

– У нас не бывает полных летних каникул в традиционном понимании, так как для того, чтобы получить диплом, необходимо пройти обязательные военно-летние тренировки. В этом году у меня целых 20 дней каникул, и это достаточно много. Мне предложили пройти военную практику за границей, и я выбрала Уганду. Это будет исследовательский проект по реализации различных инженерных решений для потребностей местных жителей. Мы будем рассматривать низкобюджетные технологические проекты, такие как системы очистки воды, мониторинг качества воздуха и система сбора дождевой воды.

– В Вест-Пойнте делается упор на самоподготовку. Мы должны приходить подготовленными до занятий. Здесь своеобразные методы обучения, к примеру, они задают проблему, в которой много отвлекающих моментов, и надо найти решение. Благодаря этому вырабатывается практическое мышление. Поначалу я не понимала, думала, зачем даются все эти цифры, буквы, вся эта информация, а потом поняла, что таким образом нас учат отсеивать все лишнее.
Что касается преподавателей, то они всегда открыты и готовы прийти на помощь. Могут дополнительно позаниматься с тобой, им можно позвонить на домашний телефон, когда ты ночью готовишь уроки и не понимаешь чего-то.

– Мой преподаватель американской политики майор Charlie Lewis был сокурсником самого первого выпускника из Казахстана Данияра Утеулина и хорошо отзывается о казахстанцах. Он считает, что мы легко учимся всему, успешные и конкурентоспособные, вежливые и толерантные люди, имеющие свои традиции.

– На интервью при поступлении в академию у меня спросили, и это, наверное, был самый важный вопрос: "Хочешь ты после окончания учебы вернуться в Казахстан?". Но ведь это и есть основная цель, ради которой мы преодолеваем все эти трудности, – вернуться на Родину и быть ей полезной.

Максат, кадет 3-го курса:

– О Вест-Пойнте я узнал от своего учителя по математике – он получил образование за рубежом. Учитывая мои способности в математике и активную увлеченность спортом, он предложил мне подать документы в Военную академию Сухопутных войск США. Еще в детстве я мечтал стать военным, родители меня не баловали и дали мне мужское воспитание. Мне нравились фильмы про американские вооруженные силы. Родители не знали, что я подал документы, а когда узнали, то стали сомневаться и предположили, что на такое обучение нужны большие деньги. А еще они не хотели отпускать меня так далеко. И чтобы избежать такого давления, в течение всего года я не говорил им о своих планах. Поэтому, когда они узнали, что я поступил в Вест-Пойнт, были шокированы. Мы сидели за столом, мама испугалась и сказала, что я никуда не поеду, папа молчал. Но я объяснил им, что хочу получить международный опыт.

– После того как я прошел конкурс внутри страны, впереди у меня было еще одно серьезное испытание – соревнования между странами. Международные кадеты из Мексики, Кореи, Австрии и других стран соревновались между собой за возможность учиться в одной из лучших военных академий мира, куда в год принимают всего 15 человек из других стран. И я стал международным кадетом Вест-Пойнта из Казахстана!

– Первый год был для меня сложным, я был здесь совсем один и мог полагаться только на свое хорошее знание английского языка. И к тому же очень скучал по семье, по родине. Мне тогда было 17 лет, и я много чего еще не знал в жизни. Но я старался держаться стойко и ни в чем не уступать другим кадетам. Например, в марш-броске на 20 км по горам я приходил первым, это был мой долг – прийти первым. Когда ноги и руки начинали отказывать, у меня в голове прокручивался ролик, что я из Казахстана и что на моем плече флаг, заметный на общем фоне. Поэтому я должен не подвести свою страну. И тогда я начинал ускоряться и в итоге приходил первым. То же самое касалось других занятий. И когда меня хвалят, я отвечаю, что я не самый лучший из нас, у меня средние результаты. У меня получается все делать намного лучше, когда я думаю не о себе, а о других, о своей родной стране.

– В академии я изучаю решение задач методами математического исследования, связанными с оптимальными путями решения. Кроме того, работаю над развитием лидерских качеств. Еще учась на первом курсе, я был поражен, когда к нам приезжали со своими лекциями известные люди. К примеру, Максвелл, автор бестселлеров по лидерству, проводит в стенах академии тренинги. В этом году в мае приедет президент Барак Обама, чтобы выступить с речью перед выпускниками. У нас есть возможность учиться у лучших профессионалов мира.

– В первые дни, когда я только появился в Вест-Пойнте, мне казалось, что я нахожусь в Хогвартсе из фильмов про Гарри Поттера. Вся эта архитектура, флаги и портреты на стенах как бы рассказывали о двухсотлетней истории академии и в то же время пропитывали историческим военным духом. Даже столовая выглядит внушительно, в ней одновременно могут обедать все четыре курса, а это 5000 кадетов. Картинная галерея – одно из моих любимых мест. Иногда я прихожу сюда посмотреть на портреты и подумать о жизни воинов, которые служили своей стране.

– Здесь великолепная база, новейшие технологии, лучшие условия для развития, много возможностей. В Вест-Пойнте интересная система обучения: старшекурсники управляют кадетами младших курсов. На всех ключевых позициях кадеты: командир взвода – кадет, командир батальона тоже кадет... Над нами стоит всего один офицер, который ничем не занимается, кроме решения непосредственных проблем кадетов, а всей рутинной работой занимаются сами кадеты.

– В этом году я прошел большой конкурс и стал командиром взвода, и под моим началом 40 кадетов. Я учусь выстраивать эффективный диалог, кроме того, приобрел такую черту, как эмоциональнs интеллект, который помогает мне наладить отношения с моими подчиненными. У каждого из нас свои приоритеты, некоторые хотят быть здесь, потому что престижно учиться в Вест-Пойнте. Они думают, что это легкая жизнь, и не хотят прилагать еще больше усилий. Я стараюсь их мотивировать, так как хочу, чтобы мой взвод стал еще более успешным. Но в основном здесь успешные, умные, социально активные люди, потому что даже американцам непросто поступить в Вест-Пойнт. Они должны получить рекомендацию от члена Конгресса или даже президента.

– Я продолжаю расти по карьерной лестнице, в следующем месяце меня переводят на управление операциями в батальоне. У меня не будет личного состава, но будет командная должность в штабе батальона. Если раньше я занимался воспитанием своего личного состава, то теперь буду планировать мероприятия для всего батальона.

– Также хочется отметить жесткую дисциплину, этому способствует кодекс чести. Кадет не будет лгать, списывать, воровать или терпеть тех, кто все это делает. Я знаю случай, когда кто-то оставил сотовый телефон на окне, и в течение месяца никто к нему не прикоснулся, пока его не забрал владелец. Или, например, когда идут экзамены, никто не пытается списать. Учителя могут дать задание и уйти, оставив нас одних. Это очень сильно мотивирует, ты должен готовиться к экзамену, прилагая все усилия, не надеясь списать у кого-то.

– Большое внимание я уделяю физической подготовке. Мы проходим многие курсы, к примеру, по экстремальному плаванию, боксу, гимнастике, рукопашному бою, практикуем джиу-джитсу. У меня сильная базовая подготовка, еще в детстве я занимался самбо, карате и боксом. И поэтому занятия по рукопашному бою в стенах академии для меня не сложны. Например, сегодня я провел пять боев, и каждый из них за минуту окончился нокаутом. Все смотрели, удивлялись и говорили, что казахстанцы – нереальные бойцы! Но также надо учитывать, что в культуре американцев не часто встречается агрессия. Они более законопослушные люди, для них сложно проявить силу и агрессию.

– Конечно же, у каждого человека есть своя заветная мечта. В конце 10-го класса я побывал в составе небольшой школьной группы из физиков и математиков на Байконуре. Мы участвовали в олимпиаде по математике, где я смоделировал два типа ракет, за которые получил первое место. После этого нас провели по технической части Байконура, и я видел своими глазами, как моделируются и собираются настоящие ракеты и как они взлетают. Если вдруг свершилось бы чудо и правительство (космическое агентство, Министерство обороны) моей страны поручило бы мне продолжить обучение на базе Космического центра США (NASA), я был бы на седьмом небе от счастья!

Сейчас Казахстан в Вест-Пойнте представляет максимальное число курсантов – по правилам академии одновременно из одной страны могут учиться не более четырех человек. У этой маленькой и дружной команды одна и та же цель – успешно окончить Вест-Пойнт и вернуться домой!

http://www.voxpopuli.kz/post/1969-kazakhstantsy-v-vest-poynte
Комментарии, по рейтингу, по дате
  чОткий пацан 23.05.2014 в 09:39:29   # 351620
много букв
  Рамзес 23.05.2014 в 09:48:36   # 351625
Мажоры Рязанское не потянули .
  Walter 23.05.2014 в 10:59:27   # 351668
Для вооруженных сил Евразия они потерянное поколение. Так как не пройдут спецпроверку ибо уже завербованы на начальном этапе.
  андремас 23.05.2014 в 11:13:32   # 351680
Скопировано криво, абзацы повторяются...
  Deamos89 23.05.2014 в 11:13:47   # 351681
да лучше пройти подготовку в псковской вдв и надирать всем зад
  Erka 23.05.2014 в 11:20:10   # 351685
класс молодцы ребята
  Кукуфс 23.05.2014 в 11:22:24   # 351686
Обучаться в таких академиях можно и даже нужно для общего развития и изучения стратегии и тактических моментов потенциального врага, но жопу за них рвать после учебы конечно же не стоит.

  danilov 23.05.2014 в 11:36:40   # 351695


  MrX 23.05.2014 в 12:07:37   # 351709
Готовят пятую колонну...
  BUMER 23.05.2014 в 12:09:24   # 351712
Да вы что посоны??? О каком Рязанском или Псковском училищах может идти речь. Тут на них деды накричали-и уже психологическое давление. А там что было бы, я уж промолчу. Да и к тому же, что для россиян мы с вами все-ЧУРКИ! И отношение к нам там было бы как ко второсортным... и пиздюлей получать в два раза больше и по ходу службы за человека считать не будут.
  Хитрая жопа 23.05.2014 в 13:05:43   # 351736
Quote:
Да и к тому же, что для россиян мы с вами все-ЧУРКИ!

Истину глаголишь!
  332-712 23.05.2014 в 16:20:47   # 351792
Quote:
BUMER 23.05.2014 в 12:09:24 #351712


у меня двоюродный брат учился в России. ни разу от него такого не слышал. сделал неплохую военную карьеру...
  AsCor 23.05.2014 в 17:57:42   # 351822
андремас 23.05.2014 в 11:13:32 #351680. Сорь, по другому не умею.
  332-712 23.05.2014 в 18:02:34   # 351825
AsCor покарал? интересно, за что?
  akkulak 23.05.2014 в 18:55:37   # 351836
Наш Шымкентский Диас Асанов законил Вест Поинт. Способный парень. Работает в фирме Siemens, но не военный.
  Рамзес 23.05.2014 в 20:27:55   # 351844
Siemens во время ВОВ печи для концлагерей делала,че тут сказать-эхо войны или паранойя.Как то не доверяю я им
  akkulak 23.05.2014 в 21:48:49   # 351858
Однако автоматика Siemens используется на большинстве предприятий Казахстана и не только Казахстана.
  Лысый 23.05.2014 в 22:23:30   # 351862
Если у рамзеса немецкая машина, то советую от нее избавиться. по любому в ней сименсовские детали есть. а может и капсула с пеплом узников бухенвальда. и в химчистку вещи не сдавай тетрахлорэтиленом одежду чистят, и весь он от фирмы DOW CHEMICAL. Они же производили эйджент орандж.
  AsCor 26.05.2014 в 10:19:04   # 352012
332-712 23.05.2014 в 18:02:34 #351825. Сорь, запарился... . На работе мозги закипели, и чет вклинило....
  звукач 02.07.2014 в 23:05:05   # 360620
фото классные !!Вест-Пойнт разьебашить это гнездо.... ибо нехуй там делать казастанцам истинным патриотам своей страны.хочеш быть крутым поступай в наши ВУ или накрайняк в Российские например Рязанское фу бля нах противно смотреть ... ненавижу янки...
  Хитрая жопа 08.07.2014 в 17:05:34   # 361634
Цитата: звукач от 02.07.2014 23:05:05
... ибо нехуй там делать казастанцам истинным патриотам своей страны. ...

«Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственное возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит»
Артур Шопенгауэр
  Хитрая жопа 08.07.2014 в 17:58:57   # 361649
Цитата: Хитрая жопа от 23.05.2014 13:05:43
Quote:
Да и к тому же, что для россиян мы с вами все-ЧУРКИ!

Истину глаголишь!

Вопрос к минусящим: Вы в России бывали?
  Юрист 15.11.2014 в 00:17:09   # 388321
Quote:
Да и к тому же, что для россиян мы с вами все-ЧУРКИ!

Ничего подобного в России к казахам нормально отношение и никакой дискриминации, в отличии от Казахстана.
  Талисман 15.11.2014 в 08:02:31   # 388324
Судя по этим словам, ты либо не был в России, либо ты был, но сам не казах
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь