Нейрохирург Мынжылкы Бердиходжаев: “У нас базарная психология…”
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
Гость 16 Ноября 2021 в 11:51:22
Нейрохирург Мынжылкы БЕРДИХОДЖАЕВ, руководитель центра нейрохирургии, магистр здравоохранения, считает, что при нынешнем недофинансировании сферы здравоохранения требовать качества медуслуг - все равно что просить продать дешевле товар высокого качества.



- Мынжылкы Сайлауович, недавно глава комитета по защите прав потребителей заявил, что 46 процентов казахстанцев, опрошенных в ходе социсследования, не удовлетворены качеством медицинских услуг. Это самый высокий показатель - даже транспорт и образование позади. Вряд ли это кого-то удивляет: здравоохранение давно удерживает эту сомнительную пальму первенства. Скажите, дальше будет только хуже или за последние годы в системе здравоохранения произошли какие-то структурные, незаметные для обывателя изменения, благодаря которым ситуация начнет выправляться?

- Не вижу предпосылок к тому, чтобы ситуация улучшилась. 46 процентов - средний показатель по стране. Если мы возьмем центр Алматы, то население, скорее всего, на 80-90 процентов будет удовлетворено качеством оказания медуслуг. Это мегаполис, здесь много больниц и поликлиник, у людей есть деньги на частную медицину. Но про­едем чуть дальше - в область, там эти цифры резко снизятся. Часть мед­услуг, привычных для Алматы, вообще окажется недоступной. Примерно то же самое в остальных регионах.

Часто говорят: необходимо обеспечить равное качество мед­услуг во всех областях, городах и районах. Но это утопия! Невозможно затащить специалиста высокого класса в районную больницу, он там и по штатной структуре не предусмотрен. Нельзя требовать от районного учреждения показателей клиник Алматы или Нур-Султана - там и зарплаты другие, и оснащение, и возможности для обучения.

Но самое главное - идет отток умов, толковые люди уезжают. И никаких попыток задержать их, создать приемлемые условия для работы не предпринимается. Остаются только энтузиасты, патриоты, трудоголики, которые все еще надеются, что, возможно, через год-два станет лучше. На них держится казахстанское здравоохранение.



- Но Минздрав наверняка возразит: мы зарплаты повышаем, говорим о необходимости внедрить страхование профессиональной ответственности врачей, количество квот на медицинские специальности увеличиваем...

- Пока зарплата вырастет до того уровня, который сейчас обе­щают, эту разницу съест инфляция. Страхование, безусловно, нужно, но говорят о нем давно, и мы, врачи, не видим, чтобы разговоры вылились во что-то конкретное. А квоты - это просто попытка залатать дыры. Сейчас не хватает почти 4000 врачей. Чтобы вырастить хорошего специалиста, нужно время. А если его нет?

В поликлиниках дефицит врачей общей практики, терапевтов, педиатров. Как вышли из ситуации? Обязали выпускников медвузов отработать в поликлиниках три года после окончания учебы. То есть образовавшиеся бреши заткнули вчерашними студентами: если должен быть врач, он будет, лишь бы народ не возмущался. Поликлиника оказывает услугу, пожаловаться на ее отсутствие никто не может. А какого она качества эта услуга - это уже второстепенный вопрос. Следовательно, нарастает недовольство системой в целом. Врач начинающий, неопытный, к тому же толком разговаривать с людьми еще не умеет. Я научился общаться с пациентами, понимать их, считывать с полуслова примерно через пять лет практики. А если на прием в поликлинику кидают молодого человека, чего мы хотим?

Нет времени ждать, пока вырастет и сформируется молодой специалист. И не было попыток вернуть в профессию людей, которые ушли из нее в силу разных причин. Я заметил интересный нюанс: люди чувствуют себя в больнице, как на базаре, и ведут себя соответствующим образом. У нас базарная психология: торговаться, скандалить, брать горлом - хотим дешевле, но хорошее. И это отражение отношений в обществе.

- Что вы имеете в виду?

- Сегодня можно проследить тенденцию сэкономить на сфере здравоохранения, толком не вкладывать в нее деньги, но при этом требовать качества и наказывать за его отсутствие. При этом система выстроена так, что в тендере выигрывает тот, кто предложит самую низкую цену. Услуги оплачиваются по тарифам, не сопоставимым с рыночными. Государственная поликлиника не может предложить врачу 5000 тенге за консультацию пациента, она вынуждена работать по другому тарифу, установленному системой, - 800-1000 тенге. Однако таких цен не существует. Напрашивается такая аналогия: возможно, в районе рынка “Алтын Орда” стрижка столько и стоит, но ближе к центру Алматы цена возрастает в несколько раз. А нас пытаются подстричь на “Алтын Орде”, но при этом требуют, чтобы выглядели мы так, будто только что вышли из дорогого салона. Это все равно что торговаться на рынке.

- Я понимаю, что это сложно, но вы могли бы оценить нынешний уровень компетенции своих коллег? Насколько велика прослойка тех самых специалистов, на которых все держится?

- На самом деле их немало, иначе система не могла бы функцио­нировать. Они обеспечивают то качество медуслуг, которое мы имеем, им не все равно, что станет с пациентами. Да, не все получается. Но и не все так плохо, как принято считать: есть классные специалисты, которые проводят сложные, высокотехнологичные операции, внедряются новые технологии, к нам на лечение едут из соседних стран.

Но, опять же, с кого нужно спрашивать за качество? Есть утверж­денные государственные стандарты подготовки специалистов. Если медицинский вуз выдает диплом государственного образца, это подразумевает его ответственность за качество подготовки специалистов, которые учились в его стенах. Когда с высоких трибун начинают ругать врачей, говорить, что они бездарны и безграмотны, наверное, стоит упомянуть о солидарной ответственности как выпускников, так и самой системы. Кто писал, а потом утверж­дал те самые стандарты? Медицина - точная наука, требующая прилежного обучения, освоения знаний и практических навыков. Если вчерашние двоечники попадают на рынок труда, можно говорить о недочетах процесса контроля качества образования. И с этим нужно что-то делать.

Поэтому когда врачей начинают топить, всех без разбора, то опытные специалисты задаются вопросом: зачем мне все это нужно? Срабатывает чувство самосохранения: я не буду ждать, пока придут и за мной - уйду, перееду или перестану брать тяжелых пациентов. Близок день, когда Казахстан активно будет импортировать некоторых специалистов узких направлений.

- Как это сейчас делает Россия?

- Совершенно точно. И в свое время подобная ситуация была в США: из-за уголовного преследования врачи стали уходить из профессии, туда хлынули специалисты из Западной Европы. На их место перекочевали специалисты из Восточной Европы (в Западной Европе лучше условия, соцпакет и вообще жизнь более размеренная). Сейчас в этих странах дефицит, они зазывают российских, наших врачей. И те уезжают. И мне предлагали уехать, и моим коллегам. Я знаю немало людей, которые это сделали.

- Отношение пациентов к врачам изменилось?

- Изменилось, и произошло это в тот момент, когда медицину назвали сферой услуг. На самом деле так оно и есть - это сфера услуг, с этим надо смириться. Но это не значит, что, как я уже говорил, можно вести себя, как на базаре. Отношение общества в каком-то смысле формирует медицинскую среду. Это закон сообщающихся сосудов. Если ты хвалишь своего партнера, он будет стремиться стать лучше. И вряд ли тот, кого постоянно ругают и наказывают по всей строгости, захочет быть лучше.

- А если хвалить не за что? Или хвалили, но не помогло?

- Ситуацию как-то нужно переломить. Мы, врачи и пациенты, должны с большим пониманием относиться друг к другу, поддерживать, а не топить.

- Когда началась пандемия ковида, Минздрав пытался вернуть уважение к врачам, создать их героический образ - появились социальные ролики, статьи, посты в соцсетях. И поначалу казалось, получится. Но потом попытка с треском провалилась. Почему?

- Потому что во всем, что связано с коронавирусом, на мой взгляд, изначально не было честности. Противоречивая статистика, скандалы с закупом лекарств, ролики, в которых обессиленных людей не принимали в больницы. На любой войне есть герои и трусы. Информация моментально разлетается в интернете. С одной стороны, хвалят врачей, с другой - показывают переполненный приемный покой и человека в защитном костюме, который говорит: “Идите отсюда, у нас мест нет”. Какое отношение будет к медицине? Во что охотнее поверят?..

И тем не менее я верю, что все можно исправить.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

https://time.kz/articles/ukogo/2021/11/15/nejrohirurg-mynzhylky-berdihodzhaev-u-nas-bazarnaya-psihologiya
Комментарии, по рейтингу, по дате
  Absolute 17.11.2021 в 01:58:46   # 786444
Знаете, помимо веры ещё действия прикладные были бы. То есть со знанием делать, объективно оценивая ситуации, что при нынешней системе власти практически нереально. Где на первом месте прибыль, малоэффективно будет что-либо предпринимать. Можно предложить дельный проект, но он не будет вписываться в схему тех, кто принимает решения. И вот это и есть неэффективность.
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь