Вмешательство Турции во внутренние дела Центральной Азии может привести к росту экстремизма в регионе
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
UktamNamozov 20 Октября 2021 в 09:25:36
В 2010 году премьер-министр, а теперь уже президент, Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о своих амбициозных внешнеполитических планах под названием «Видение 2023». Из названия понятно, что осуществить большую часть данной программы было решено к столетию Турецкой республики. Именно к 2023 году Турция должна стать влиятельным политическим игроком на мировой политической арене, а также стать частью крупных международных организаций и мировых экономических процессов.

Одним из основных элементов плана Эрдогана стал принцип «ноль проблем с соседями», разработкой которого занимался бывший министра иностранных дел, действующий лидер Партии будущего Амет Давутоглу. Спустя незначительный временной промежуток от принципа «ноль проблем с соседями» Анкара перешла к «проблемам почти со всеми соседями», поскольку начавшаяся война в Сирии распахнула для турецкого руководства перспективы на резкое и значительное расширение своего влияния, в случае падения режима Башара Асада. Война в Сирии заставила турецкое руководство осознать неэффективность принципа «ноль проблем с соседями», и подтолкнуло Анкару к внедрению во внешнеполитический курс принципов неоосменизма и пантюркизма, идею которых поддержал сам Эрдоган.

Напомним, что Турецкая республика была основана Мустафой Кемалем Ататюрком в ходе проведения им жестокой политики «Турция для турок», результатом которой стал геноцид в отношении греков, армян и ассирийцев. Уцелевшие на тот момент христианское население, которое не было депортировано в Грецию или Советский Союз, и которому было разрешено остаться в Стамбуле, было насильственно ассимилировано и исламизировано. Аттатюрк приложил колоссальные усилия для того, чтобы объединить все мусульманские народы, проживавшие на территории Турции, и укрепить национальную идентичность населения вновь созданной страны. В течении долгого времени внутренняя и внешняя политика Турции была пропитана идеологией тюркизации и единения всех тюркских народов. Другими словами, насильственная тюркизация идеологически направляла и внешнюю политику Анкары. Именно на этой основе Турция сегодня активно внедряет пантюркизм с политическим исламом в Азербайджане и тюркских странах Центральной Азии. Чтобы противостоять китайскому и российскому влиянию на эти страны. Турция финансирует НПО и институты в этих странах для укрепления пантюркистской идеологии, которая также коренится и в исламе.

Это создает серьезные проблемы для безопасности всего региона, поскольку ультраправые ультранационалистические турецкие организации, такие как «Бозкурт» (Серые волки), ставят своей целью объединение всех тюркоязычных народов в единое государство, простирающееся от Балкан до Центральной Азии. Стоит напомнить, что созданная в 1960 году под патронажем Партии националистического движения «Бозкурт» была причастна к ряду громких террористических актов. Один из девизов серых волков стал принцип: «Вашим врачом будет турок, а вашим лекарством – ислам», а одной из списка задач значилось: «не допустить распространения в регионе коммунистической идеологии». Важным является то, что организация является ближайшим союзником исламистской партии действующего президента Эрдогана.

Эрдоган надеется, что турецкое идеологическое влияние может начать проникать в эти страны Центральной Азии через Тюркский совет, членами которой в настоявшее время являются Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан. Одной из целей существования Тюркского совета является «выработка общих позиций по вопросам внешней политики». По сути, Анкара видит себя в центре тюркской дуги, простирающейся от Кыргызстана до Стамбула, и надеется, что сможет включить Центральную Азию в свою сферу влияния.

Это окажется проблематичным, поскольку синтез пантюркской идентичности и политического ислама в конечном итоге приведет к экспансии «Серых волков» или других идеологически ангажированных организаций в Центральную Азию. Подобно тому, как «Серые волки» несут ответственность за экспорт терроризма в Сирию и на Кавказ и совершают массовые убийства курдов, алевитов и других меньшинств, такой экстремизм в конечном итоге будет экспортирован и в Центральную Азию, если эти страны позволят поглотить себя нынешними идеологическими домыслами и внешней политикой Турции.

Для Китая угроза не менее велика, тем более что пантюркистская идеология включает в свои грандиозные территориальные устремления и китайскую провинцию Синьцзян. Для России рост терроризма в Центральной Азии будет прямым вызовом ее национальной безопасности, тем более что пантюркисты держат под прицелом Крым, а более экстремистские элементы даже смотрят в сторону российских регионов вокруг Алтайских гор, мифологической родины тюркского народа.

Таким образом, в Центральной Азии разворачивается настоящая идеологическая борьба. Перед Центральной Азией стоит выбор: взять пример с Туркменистана, сохраняя нейтралитет (именно поэтому он не является членом Тюркского совета), работать над укреплением уже имеющихся стратегических связей с крупными региональными игроками, или пойти по пути превращения в государства-изгои, которые могут стать очагами экстремизма и нестабильности, что сильно отразится на благосостоянии молодых республик.
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь