Степень вины. Книга о русском человеке в смутные времена
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
MrX 04 Марта 2009 в 09:59:47
Эта книга о тех, кто, не сходя с собственного дивана, оказался за границей – о 25 миллионах советских русских, брошенных на окраинах бывшей империи. Эта книга о тех, кого Родина не взяла с собой. Эта книга о тех, кого не стали эвакуировать. Эта книга о совести россиян…

Как из советских становятся русскими? Ответ на этот вопрос дала новейшая история. Судьба человека снова становится главной сюжетной линией художественного произведения.

Любовь встречается с ненавистью и смертью, верность присяге с предательством. В центре повествования Интерфронт Латвии и Рижский ОМОН, впервые описанные изнутри. Друзья и враги, победы над собой и поражение великой империи - случай, выбравший Иванова, становится точкой на графике закономерностей, частью всемирного плана, по которому русский народ стал одним из самых больших разделенных народов в истории.


Начиная разговор о какой-либо книге, трудно удержаться от желания сразу определить ее жанр – детектив, боевик, мемуары, исторический роман... Роман Т.Круглова «Виновны в защите Родины» трудно классифицировать однозначно. Книга содержит и несомненные биографические мотивы, и элементы детектива, и любовный сюжет, и, разумеется, историко-политическую составляющую, на фоне которой развивается сюжет и протекает жизнь главного героя. Обычного русского человека, гражданина великой страны, которому волей судеб довелось стать свидетелем роковых времен, и который не мог и не хотел смириться с уничтожением своей родины, и как мог, сопротивлялся этому, за что по злой иронии судьбы был назван виновным в измене. Измене той самой родине. Назван теми самыми людьми, которые эту родину предавали...

Впрочем, к главному герою мы еще вернемся. Необходимо сказать несколько вводных слов.

Книжное изобилие последних лет двадцати создает впечатление того, что нет такой мало-мальски актуальной для нашей страны темы, по которой бы не отписались многочисленные современные авторы. Несмотря на это, я уверен, что ничего подобного роману «Виновны в защите Родины» в современной российской литературе пока не появлялось, и в этом смысле автор приоткрыл для широкого русского читателя тему, которая, как это не парадоксально, весьма актуальна для сегодняшней России, но при этом еще практически не исследована историками и не описана литераторами.

Эта тема – события в Прибалтийских республиках в конце восьмидесятых – начале девяностых годов, оставшаяся практически неизвестной борьба русских людей за свою родину и свои права, и предательская роль кремлевской верхушки – как горбачевской, так и ельцинской, в утверждении режимов, которые теперь мягко принято именовать «этнократическими».

Повторюсь, ситуация действительно парадоксальна. Трудно найти в сегодняшней России взрослого человека, который не знал бы о том, что Латвия, Литва и Эстония были советскими республиками, а потом «отделились» в результате «песенных революций» и сейчас являются «неотъемлемой частью европейской цивилизации». Более подкованные даже отличат Литву от Латвии, и вспомнят про всякие «балтийские пути», январь девяносто первого, рижские баррикады и вильнюсские события. Но притом, что отношение к прибалтийским лимитрофам и их повадкам в России ныне вполне определенное, события, с которых, собственно, и начался «боевой путь» нацизма по-прибалтийски, не осмыслены и, как следствие, всерьез не оценены. Даже среди русских патриотов до сих пор распространены представления вроде тех, что стойким и последовательным в своем противостоянии Москве «прибалтам» для отделения пришлось выдержать серьезную борьбу с центральными властями. Некоторые вообще отводят латышам, литовцам и эстонцам роль чуть ли не злых гениев Союза, своей непоколебимой волей к борьбе за свободу сыгравших основную роль в развале СССР. Ничем не лучше распространенное мнение, что местные русские вместе с «прибалтами» голосовали за независимость и стояли на баррикадах, а потом были жестоко обмануты. А уж тема предательства кремлевской верхушки вообще поднимается крайне редко. Имеются в виду не стандартные проклятья «горбоельцину» в общем контексте критики «лихих девяностых» (хотя с обоснованностью этих проклятий спорить трудно), а четкий анализ и оценка деятельности руководства СССР и Российской Федерации именно по отношению к прибалтийским республикам в период с 1988 по 1991 годы.

Тем, кто прочтет книгу, станет ясно, насколько обоснованны описанные выше распространенные суждения. Проживая вместе с героем смутные восемьдесят девятый, девяностый и девяносто первый годы, читатель погрузится в неспокойную атмосферу тех лет. Кто-то освежит в памяти уже слегка подзабытые времена, факты, фамилии. Молодым читателям книга поможет лучше понять ход и механизмы процессов, запущенных горбачевским руководством в прибалтийских республиках СССР, познакомиться с тем, как жили и боролись их соотечественники, преданные правящей верхушкой СССР и РСФСР. Автор, безусловно, весьма компетентен в политической истории Прибалтики тех времен и его описания отличаются полнотой и достоверностью. Местами может показаться – даже излишней полнотой и чрезмерностью погружения в детали местной жизни и политики тех дней. Но, вчитываясь в рассказ главного героя, вслед за ним разматывая нить событий и фактов, понимаешь, что такой стиль неслучаен – очевидно, что рассказ-исповедь человека не должен быть слишком кратким, общим. Главному герою слишком многое хочется вспомнить, рассказать, объяснить. Предостеречь от повторения ошибок тех русских людей, которым – герой уверен в этом – обязательно следует извлечь некоторые горькие, но необходимые уроки.

Читатель познакомится с главным героем еще в годы его детства. Сын офицера-пограничника, вместе с семьей кочующий по окраинам огромной страны, и, в конце концов, оказавшийся на эстонском острове Сааремаа, подобно подавляющему большинству детей Советского Союза, прожил счастливое детство и счастливую юность. Делиться воспоминаниями о своем счастье всегда приятно, и рассказ о юных годах и детстве героя читается легко и просто – так же легко и просто, как жили в те золотые семидесятые годы советские люди.

«Какие еще золотые семидесятые?» - может кто-то спросить. И начать набившие оскомину завывания о тотальном дефиците, бесконечных очередях и, разумеется, о «кровавой гэбне». Я мог бы просто ответить, что на эти годы пришлось и мое детство, и я достаточно хорошо сохранил в памяти то всеохватывающее чувство ничем не омрачаемой, спокойной и радостной уверенности в будущем, которое было характерно тогда для большинства людей, и которое сейчас, похоже, большая редкость. Но я обращу внимание на другое.

Читая рассказ главного героя, я постоянно ловил себя на мысли, что этот рассказ очень похож на воспоминания советских людей о том, что было «до войны». Так же люди вспоминали о счастливой мирной жизни и так же, после перенесенных страной и народом страшных испытаний, та жизнь невольно могла казаться им несколько лучше, светлее, чем была в действительности. Предательская «перестройка» стала для государства и народа испытанием, равным войне, а по многим своим последствиям даже превзошла войну. Поэтому то, доперестроечное время вспоминается с какой-то особой теплотой. И когда, читая рассказ о лете 84-го года, вдруг наталкиваешься на упоминание о том, что это было «последнее спокойное лето страны», невольно сжимается сердце...

Итак, еще молодому, полному планов и надежд главному герою книги предстояло пройти через тяжелые испытания смутных времен. И, неожиданно для него самого, перед ним встал вопрос выбора – чью сторону принять. Сторону тех, кто начал и поддерживал разрушение державы, разложение и раздробление русского народа, или сторону тех, кто выбрал сопротивление. И герой сделал единственно возможный для русского выбор…

И снова приходится отвлечься. Я уже говорил, что в нынешней России очень мало известно о русском сопротивлении в Прибалтике времен перестройки. Далеко не каждому что-то скажут слова «Интерфронт», «Интердвижение», еще меньше людей вспомнит, что означают аббревиатуры ОСТК или ОФТ СССР. А ведь это были организации, объединявшие десятки тысяч русских людей. Нигде на серьезном уровне не вспоминается о более чем статысячных митингах против нарождавшегося нацизма, сотрясавших Ригу в 89-м, 90-м и 91-м годах. А кто сможет вспомнить сейчас, что Таллин, тот самый Таллин, в котором эстонская фашистня безнаказанно оскверняет могилы наших солдат, летом 89-го года был практически парализован забастовкой предприятий, на которых работали русские, и местные власти ничего не могли поделать с бастующими? И это была не первая забастовка в Прибалтике – первые состоялись еще в феврале 89-го года на предприятиях Вильнюса…

Так где же были результаты этого сопротивления – может последовать разумный вопрос.

И здесь я вынужден приступить к самой трудной части своего рассказа. Самой трудной потому, что придется сказать много слов, горьких и неприятных для граждан сегодняшней России.

Но их нужно сказать. И их говорит главный герой романа, давая свою оценку сделанному и пережитому…

Нет ничего горше сожаления об упущенных возможностях – кто только не произносил эти или похожие слова. Мог что-то сделать, но не сделал. Мог что-то предотвратить, но не предотвратил. Горько. А если сам вольно или невольно сотворил что-то в ущерб себе? И сотворил чуть ли не с радостью, с энтузиазмом, в состоянии какого-то непонятного полупьяного веселья. Каково тогда будет похмелье? А ведь от похмелья никуда не деться, как в свое время верно писал по схожему поводу Аркадий Аверченко. И сейчас оно, похоже, наступило если не у всех русских России, то у большинства.

Речь, разумеется, идет о Прибалтийских землях и о том, как они были отданы в начале девяностых. Именно отданы. Не «отделились», не «завоевали свободу», а были тупо отданы потерявшим либо совесть, либо разум руководством страны. Отданы вместе с жившими там сотнями тысяч русских людей при молчании (а то и при поддержке) жителей Российской Федерации.

Про то, что так называемые «процессы перестройки» в Прибалтике были запущены из Москвы, упоминалось в литературе и публицистике последних лет. Об этом говорили пережившие то время прибалтийские русские. Говорилось о «непринятии мер», о «преступном бездействии»... Но, думаю, до сих пор в литературе не встречалось такого подробного и досконального описания истоков и процесса этого предательства, какое содержится в романе. Если бы только бездействие... Сейчас, после всего того, что случилось в Прибалтике за последние семнадцать лет, с гневом и болью читаешь безыскусный рассказ о том, что прибалты все время ждали, что им «дадут по шапке», а вместо этого московские эмиссары (небезызвестный Яковлев и иже с ним) подбадривали их и выражали удивление, что республики «медленно перестраиваются». Диким кажется, что для предотвращения или ослабления деятельности организаций, сопротивлявшихся развалу страны, начинающие нацисты обращались... к Москве. И находили там понимание. И нам, прибалтийским русским, приходилось в своей борьбе учитывать не только ненависть и напор недругов, но и предательство друзей... Тогда нам казалось – друзей. Ведь разве могли быть нам недругами Москва, Питер, русские, огромная страна – наша великая и любимая Родина, форпостом которой мы себя ощущали?

Тем более страшными и деморализующими были удары с этой, нашей стороны. Ельцин, регулярно лобызавшийся с нацлидерами Латвии, Литвы и Эстонии и демонстративно отказывавшийся от любых встреч с представителями русских движений – становится кумиром значительной части населения Российской Федерации. В Москве и Питере бушуют многотысячные митинги, на которых русские люди, сыновья и внуки победителей фашизма, орут «За свободную Балтию!». Не Прибалтику даже, а именно Балтию... Считающие себя русскими артисты, писатели, художники, подписывают письма, в которых клеймят позором армию своей страны и требуют немедленно «дать свободу Балтии». Свободу тем, кто вскоре после этого будет лишать гражданских прав русских людей... Свободу тем, кто будет возводить памятники эсэсовцам и осквернять могилы красноармейцев...

Да, сейчас тоже пишут письма. В защиту Грузии или что-то в этом духе. Но сейчас все эти акции вроде «Я – грузин» – удел потенциальных жертв карательной психиатрии и у большинства вызывают только смех. Но это сейчас. А тогда... Помните, русские России, что было тогда? Надеюсь, вы не забыли, как ваш тогдашний кумир в январе 1991-го года бросился в Таллин поддержать нарождавшиеся нацистские режимы? Да-да, в тот самый Таллин... Помните, как он в августе 91-го года с радостной ухмылкой подписывал указы о признании независимости Латвии, Литвы, Эстонии? Да-да, той самой Эстонии... Помните, как русские с окраин страны криком кричали, заклиная вас не голосовать за Ельцина? Не помните? А я думаю, помните, просто в этом нелегко признаваться даже самим себе... Вам казалось, что раздел страны ограничится одной Прибалтикой? Не ограничился... Понадобилось пройти через беловежье, уничтожение Советского Союза, кровавый кошмар девяностых, лишения и гибель десятков тысяч людей, почувствовать, как враг сжимает кольцо на западных и южных рубежах страны, чтобы начать хоть что-то понимать... А ведь были люди, которые все понимали еще тогда, в конце восьмидесятых – начале девяностых. В отличие от русских Российской Федерации, среди русских Прибалтики таких понимающих людей было большинство. И именно этим эти люди были крайне опасны для тогдашних кремлевских властителей. И именно поэтому некий скончавшийся в апреле 2007-го политдеятель, постоянно бывая в Прибалтике, избегал встреч с прибалтийскими русскими. И именно поэтому и Горбачев, и Ельцин, при всех внешних различиях, были едины в одном – в политике предательства русских в Прибалтике.

Естественным следствием такой политики стало то, что русские в прибалтийских республиках вынуждены были жить и бороться, не имея союзников и имея крайне малые шансы что-то изменить и предотвратить. Из книги видно, как главный герой и другие русские люди вынуждены бороться не только с пронацистским силами (это-то понятно), но и с предательством центральных властей и властей РСФСР. Здесь нечего пересказывать – это надо просто читать. И даже если каким-то образом пропустить в тексте четкие ответы и объяснения, даваемые от лица главного героя, сам собой сложится верный ответ на вопрос, заданный несколькими абзацами выше. Вопрос о том, почему русское сопротивление в республиках Прибалтики в конце восьмидесятых – начале девяностых не привело к серьезным результатам.

Однако я несколько увлекся. Ведь я не пишу политическую программу, а делюсь впечатлениями от прочитанного мной литературного произведения. И среди монгочисленных персонажей, с которыми довелось пересекаться главному герою, были отнюдь не только недруги и предатели. Роман повествует о сопротивлении, о борьбе, а в борьбе не обойтись без друзей и соратников. И соратники у главного героя, волей событий занявшего важный пост в руководстве латвийского Интернационального фронта, были. Причем соратники, о которых здесь просто нельзя не упомянуть.

Рижский ОМОН. Прощу прощения у читателей за избитую фразу, но среди переживших перестроечную смуту трудно найти тех, кто бы не слышал этого названия. Омоновцы Риги, несмотря на относительную краткость своей деятельности в Риге и Латвийской ССР, без преувеличения, стали живыми легендами русского сопротивления, в этом качестве вошли в народный фольклор, в песни и книги. Между тем о работе отряда, о драматических моментах его деятельности в августе 91-го и о дальнейшей судьбе самого отряда и его бойцов и командиров, широким массам известно очень и очень мало. Легендарные репортажи Александра Невзорова – это, пожалуй, был единственный источник информации о рижском и вильнюсском ОМОНах для людей, живших за пределами Прибалтики. А после прихода к власти в Российской Федерации ельцинской камарильи эта тема стала не очень популярной, хотя романтические рассказы о подвигах бойцов отряда в Приднестровье, Абхазии, в восставшей Москве октября 93-го, не иссякали не только в лихие девяностые, но и в начале нового тысячелетия.

Так вот, в романе Тимофея Круглова читатель сможет впервые найти самое подробное описание поведневной жизни и работы Рижского отряда милиции особого назначения. Безусловно, описание, не лишенное определенной доли вымысла, своеобразного взгляда на многие вещи, что естественно для художественного произведения. Но описание точное и последовательное в главном – в описании мотивов, которые побуждали бойцов и командиров отряда сделать выбор, который они сделали. В описании отношения к отряду со стороны большинства русских рижан и вообще русских латвийцев – обожания, гордости и надежды на защиту и поддержку. В описании последних дней пребывания отряда в Риге. Читатель узнает, как в последние дни рокового августа девяносто первого, в городе, уже сданном противнику, находясь в окружении на своей базе в рижском районе Вецмилгрависе, отряд всерьез ожидал штурма. Не со стороны латвийской полиции, нет. Со стороны тогда еще Советской армии. По приказу из Москвы... Об этом узнает читатель, равно как и о многом другом, связанном с Рижским отрядом милиции особого назначения и людьми, носившими его форму...

Многое еще хочется отметить после прочтения романа, о многом рассказать, на многое обратить внимание будущих его читателей. Ограниченный объем рецензии не дает мне этой возможности, заставляет заострять внимание на самых основных, самых острых моментах. Посему я не исключаю, что кто-то, прочитав мой отзыв, может решить, что роман заявзан исключительно на политике. Это не так, вернее, не совсем так. Книга, полагаю, будет интересна и вполне аполитичному читателю. Жизнь и судьба героя романа, его мысли и поступки в разные периоды жизни, личные переживания и размышления, встречи и расставания, общение с разными людьми, любовь к родине и любовь к женщине – все это не оставит равнодушным читателей, ценящих и ищущих в литературе отражение жизни людей.

Некогда один широко известный литературный критик назвал одно широко известное литературное произведение одного широко известного автора энциклопедией русской жизни. Ни в коей мере не претендуя на столь широкие и самонадеянные сравнения и обобщения, все же рискну обозначить роман «Виновны в защите Родины» как энциклопедию... не русской жизни, но жизни прибалтийских русских восьмидесятых – начала девяностых годов. По точности и достоверности передачи особенностей бытовой и политической жизни роман вполне соответствует такому обозначению.

Как, наверное, уже поняли читатели, автор данной рецензии сам в те времена жил в Риге и живо интересовался политическими процессами в стране и республике. И, читая книгу Тимофея Круглова, я постоянно ловил себя на мысли, что многие страницы производят совершенно особое впечатление. Может быть потому, что мне просто близки переживания главного героя. Не может не тронуть бесхитростное на первый взгляд описание полета на Дальний Восток, когда герой, говоря его словами, заново обретал свою великую родину, в глубине души с горечью осознавая, что скоро ему предстоит ее потерять...

Главный герой романа в тяжелый момент выбрал свой путь и прошел по нему до конца, но в тот момент не в его силах было что-либо изменить. Случилось то, что случилось. Множество русских людей потеряли родину, множество молодых русских, родившихся и выросших на прибалтийских землях в девяностые, так и не обрели ее по-настоящему. Тем ценнее их нынешняя верность своей родине и своему русскому имени. И латвийская борьба за русские школы в 2003-2004 годах, и таллинское восстание 2007-го, наглядно показали, что русские в большинстве своем остаются русскими даже на территориях земель – сателлитов США.

Рискуя вызвать неудовольствие ценителей детективной составляющей сюжета, отмечу, что роман имеет счастливую развязку. Герой романа, пройдя через самые разные перепетии, уже в наше время находит свое предназначение и счастье. Вполне заслуженное, на мой взгляд, счастье. Счастье в возможности жить и трудиться на русской земле, работать для своей родины, для ее возрождения. Вопрос о степени его вины разрешила сама жизнь. Она же ответила на вопрос о том, надо ли было русским бороться тогда, в конце восьмидесятых, не было ли сопротивление бессмысленным. Русские люди, живущие сейчас в Прибалтике, остались русскими, сохранили память о своей борьбе и передали ее детям. Для них счастливая развязка еще не наступила. Она обязательно наступит, и, может быть, тогда придет время решать вопрос о степени вины некоторых других лиц.

Но об этом будут написаны другие книги.

Полный текст романа Тимофея Круглова «Виновны в защите Родины, или РУССКИЙ»

http://russkie.org/index.php?module=library&id=15
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь