В поисках побед, о которых люди даже не подозревают: В сердце гибнущей Империи
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
danilov 16 Октября 2018 в 11:15:22
Если вдуматься, Земля — относительно небольшая планета, всего-то около 25 000 миль в окружности по экватору и общей площадью 197 миллионов квадратных миль, три четверти из которых — вода. Не так уж трудно представить при определённом складе ума (как у официальных американских лиц после 1991-го), что единственная поистине великая нация — «единственная сверхдержава» с высокотехнологичными войсками, «возможности которых не имеют равных в истории» — могла бы некоторым образом контролировать на ней всё и вся.



Вспомните, что к тому году, когда другая сверхдержава, в то время чуть меньшая, столь невероятно проиграла. Попытайтесь вспомнить тот момент, когда Советского Союза, экономика которого рухнула, больше не стало, а его различные части — от Восточной Европы до Центральной Азии — по большей части стали свободными. Теперь трудно припомнить, насколько — всего через несколько месяцев после падения Берлинской стены в 1989 году и того завершающего момента в 1991-м — были ошеломлены вашингтонские правящие круги. Невообразимые суммы вливались в «разведку» в течение почти полувека, ставшего известным как Холодная война (поскольку горячая война между двумя ядерными державами казалась невообразимой — даже если она чуть не произошла). Тем не менее, ключевые действующие лица в Вашингтоне оказались совершенно не готовыми к её окончанию. Они были ошарашены. До них просто не доходило, что глобальное противостояние между двумя последними великими державами на планете могло бы когда-либо и впрямь закончиться.

И если вы об этом подумаете именно так, получится не столь уж и алогично. Имперские соперники века вели свою игру. Мир без какой-либо версии подобного соперничества казался поистине невообразимым — пока, конечно же, этого не произошло. После того, как начал проходить шок, последовало некое быстро вспыхнувшая эйфория. Подумайте об этом моменте, как и геополитическом эквиваленте наркотического опьянения.

Вообразите! После многих столетий соперничества великих держав и завершающего финального поединка двух сверхдержав, всё закончилось (кроме похвальбы). Только одна держава — по определению — величайшая из всех осталась на планете, и очевидно, всё в её руках.

Да, Россия всё ещё существовала с нетронутым ядерным арсеналом, но это была лишь тень бывшей империи. (Потребовалась блестящая ловкость рук Владимира Путина, чтобы придать тому, что осталось — шаткому нефте-государству — вид великой державы, (вроде Сделать Россию Снова Великой). В 1991-м Китай только относительно недавно возник из хаоса маоистской эпохи и начинал свой подъём в качестве источника капиталистической активности под контролем коммунистической партии — а до того момента кто бы поверил в это? Его войска были скромными, а руководители едва ли готовы бросать вызов США. Намного более он был склонен стать шестерёнкой в глобальной экономике, производя бесконечные товары для полок американских магазинов.

На самом деле единственные оставшиеся явные вызовы исходят от ряда государств настолько не впечатляющих, что никто и не подумал бы назвать из «великими», а тем более «сверхдержавами». Они стали известны под неопределённым термином «государства-изгои». Вспомните о теократическом Иране, Ираке Саддама Хусейна и Северной Корее Ким Чен Ына, у всех них отсутствует ядерное оружие. Разношерстная команда — иракцы и иранцы в 1980-е воевали восемь лет — они выглядят слабым противником для… ну, вы знаете для кого.

И ранние результаты американского глобального превосходства не могли быть более многообещающими. Его корпоративное влияние первоначально, казалось, «выровняет» любое видимое место действия, одновременно завоёвывая рынки по всей планете. Его весьма высокотехнологичные войска сокрушили вооружённые силы одного из государств-изгоев, Ирака, за 100-часовой штурм в 1991-м. Посреди пурги биржевых сводок и краткого взлёта рейтингов президента Джорджа Буша, всё это рассматривалось знающими людьми как пролог к тому, каким будет мир.

Так что это было действительно идеальное время — я говорю о январе 2000 года — для некоторых величайших геополитических мечтателей, всей той команды, которая увидела «беспрецедентную стратегическую возможность» в новом веке организовать по-своему не полпланеты, как при Холодной войне, а всю её целиком. В том году они пришли к власти уже опасаясь, что процесс создания нового рода войск, на которые поистине могли бы сделать ставку, может оказаться медленным без «некоего катастрофического и катализирующего события — вроде нового Пёрл-Харбора». 11 сентября 2001 года благодаря точному воздушному удару Усамы бин Ладена по Всемирному торговому центру и Пентагону, они получили желаемое — а кричащие заголовки газет назвали это «новым днём печальной известности» или «Пёрл-Харбором 21 века». Как и их коллеги в 1991-м, высшие чины администрации Джорджа Буша-младшего первоначально были ошеломлены самим событием, но вскоре перешли в состояние растущего оптимизма относительно будущего и Республиканской партии, а также влияния Америки. Их мечта состояла в создании вечной «Пакс-Республикана» в США и подобно же вечной «Пакс-Американа» — сначала на Большом Ближнем Востоке, а затем, возможно, и в планетарном масштабе.

Как говорилось в их Национальной стратегии безопасности 2002 года, США должны были «выстроить и удерживать» военную мощь «вне всяких сравнений» так, чтобы никакая страна или блок стран никогда бы не мог и приблизиться к этому. Для них это было функциональным определением глобального доминирования. В тот момент это придало выражению «шок и трепет» новое значение.

Разгром на горизонте?

Конечно же, вы помните ту историю, как и я, так что вам не трудно перейти к будущему вместе со мной и очутиться в сентябре 2018-го, всего-то 17 лет спустя, когда все те планы создать поистине «американскую планету» дали свои плоды, и США были доминирующими так, как никогда не была никакая иная страна.

Но тут… ошибочка вышла.

Действительно, прошло 17 лет. Вполне достаточно, чтобы последняя сверхдержава, чьи войска, по выражению Джорджа Буша, были «величайшими силами человеческого освобождения, которые когда-либо знал мир», всё ещё бесплодно боролась — и всё ещё проигрывала — в самой первой стране, которую захватила и якобы «освободила» — в бедном Афганистане. Талибан снова на подъёме. Повсюду Аль-Каида сильнее, чем была, у неё есть ответвления, её влияние разрастается, а в Ираке родилось новое террористическое образование ДАИШ**, чьи ответвления теперь множатся по многим частям планеты. Ни в одной стране, куда вторглись американские военные в этом веке или в которой они просто поддерживали союзные силы в конфликте против вроде бы слабого, хуже вооружённого противника не было очевидной длительной победы такого рода, чтобы настолько явно показывала право Америки и законность её действий после 1991-го и 2001-го.

На самом деле может и не оказаться иного примера поистине великой державы, вроде бы в расцвете силы и славы, настолько неспособной навязать свою волю, вне зависимости от привлеченной жёсткой и разрушительной силы. Конечно, США были на это способны, зачастую с удивительным успехом (по крайней мере, на некоторое время), от Гватемалы до Ирана в годы холодной войны, но «в одиночестве» на планете оказалось холодновато. Например, из трёх государств-изгоев 1990-х Иран и Северная Корея теперь стали сильнее (одна страна — с ядерным оружием) и никто, несмотря на желания и планы столь многих официальных американских лиц, не был свергнут. В то же время, Ирак после вторжения США и оккупации в 2003-м впал в состояние бесконечной катастрофы.

И никто не вынес урока всего этого на данный момент, возможно потому, что в Овальном кабинете этот рыжий занимает так много вашего времени и внимания, или потому, что есть понимаемое желание уйти от наиболее очевидного вывода: что планета Земля, как бы ни мала она была, явно слишком велика для какого-либо контроля одной державы, экономического или военного. Подумайте о 27 годах недавней истории Америки, как о примере старого выражения — откусить больше, чем можешь проглотить.

В 2016 году американские избиратели «на родине» откликнулись на реальность совершенно интуитивно. Они избрали президентом поистине странную личность, человека, который из всех политиков один проталкивал идею, что США более не великая держава, а как и Россия Путина должна снова стать великой. Дональд Трамп, как я писал во время избирательной кампании, был первым кандидатом в президенты, продвигавшим идею, что США находятся в состоянии упадка в тот момент, когда политики в целом ощущали необходимость подтверждать, сто США — величайшие, самые исключительные, самые незаменимые на планете. И, конечно же, он выиграл.

Надо сказать что несмотря на близость к коллапсу десятилетием ранее, экономика вроде бы растёт, а фондовый рынок по-прежнему полон энтузиазма. Действительно, не могло выглядеть лучше, верно? Я имею в виду, оставить в помимо обычных твитов Трампа и остального сопутствующего вашингтонского шоу, включая те китайские (и канадские) тарифы и взрывы и напыщенность самой болтливой администрации Титаника и, как частенько говорит президент, дела не могли бы идти лучше. Индекс Доу-Джонса в среднем обошёл свои же прошлые показатели. Безработица где-то на нижнем уровне (если вы не рассматриваете реальную безработицу). Экономика просто процветает.

Но скажите мне правду — вы можете это почувствовать? Честно, можете?

Вы знаете, как и я, что подгнило что-то… ну, не будем винить Данию… но вы прекрасно знаете, что что-то тут не так. Вы знаете, что в данный момент на самом деле разбухают кошельки и портмоне 1%, они увеличиваются, чуть не трещат, что богатые унаследовали если не Землю, то по меньшей мере американскую политику, что богатство 1% теперь на уровне, невиданном с кануна Великой Депрессии 1929-го. И, честно, разве вы можете сомневаться, что следующий крах где-то на горизонте?

Знакомьтесь с имперскими поджигателями

Дональд Трамп оказался в Белом Доме именно потому, что в эти годы очень многие американцы инстинктивно почувствовали, что что-то идёт не так. (Это не удивительно, учитывая потрясающее отсутствие инвестиций или небрежение к инфраструктуре величайшей из всех держав). Он там во многом благодаря команде, которую теперь гордо называют — предположительно за то, что они его удерживают в рамках — «взрослыми в кабинете». Позвольте мне предложить небольшую корректировку фразы, чтобы она лучше отражала 16 лет этого не так уж и давно начавшегося столетия перед его приходом в Овальный кабинет. Как насчёт «недорослей в деле»?

В конце концов, от советника по национальной безопасности Джона Болтона (вторжение в Ирак) и Госсекретаря Майка Помпео (давний сторонник смен режимов) до директора ЦРУ Джины Госпел (секретные тюрьмы и пытки), министра обороны Джеймса «Бешеного Пса» Мэттиса (бывший генерал морской пехоты и командующий CENTCOM) и главы администрации Белого дома Джона Келли (бывший генерал морской пехоты и командующий в Ираке), все эти «недоросли» и многие им подобные всё так же глубоко замешаны в том, каким путём пошла страна в годы геополитических мечтаний. В частности они несут ответственность за вложения в войска США (и мало куда ещё), равно как и за бесконечные войны в годы до того, как к власти пришёл Дональд Трамп. И хуже всего, они по-видимому ничему так и не научились.

Возьмём недавний пример, о котором мы немного знаем — Афганистан — благодаря новой книге Боба Вудворта «Страх: Трамп в Белом Доме». Совсем недавно американский старший сержант, советник в афганских войсках, был застрелен на базе вблизи столицы Афганистана Кабула при «внутреннем» или нападении «со стороны сил, считающихся нейтральными», обычном для той войны. Он был убит (и ещё один советник ранен) двумя офицерами афганской полиции в самом начале американского воздушного удара в том районе, при котором погибло более дюжины их сограждан. В возрасте сорока двух лет накануне пенсии сержант был в седьмой командировке в этом веке, и если бы была восьмая, он мог бы служить с американцами, родившимися после событий 9/11. В своей книге Вудворт описывает заседание Национального Совета Безопасности в августе 2017-го, когда эти «недоросли» спасли президента от худших побуждений. Он описывает, как нетерпеливый Дональд Трамп «сорвался, главным образом на генералов. «Вы, ребята, создали эту ситуацию. Это катастрофа. Это вы — создатели этой неразберихи в Афганистане… Вы — умные парни, но я должен вам сказать, что представляете собой часть проблемы. И вы не способны её решить, а только ухудшаете положение… Я был против этого с самого начала». Он сложил руки. «Я хочу уйти… а вы говорите мне, что ответ в том, чтобы влезть туда ещё глубже».

И в самом деле почти 16 лет спустя именно так говорят ему Помпео, бывший советник по национальной безопасности МакМастер и остальные. По словам Вудворта, Мэттис, например, решительно настаивал, что «если они уйдут, то создадут очередной сдвиг в стиле ДАИШ... Что произошло в Ираке при Обаме при возникновении ДАИШ, произойдёт и при вас, сказал Мэттис Трампу во время одной из самых острых дискуссий».

Ответ президента, как говорят, был таков: «Вы говорите мне, что я должен это сделать», сказал Трамп неохотно, «и я думаю, всё это здорово и мы это сделаем, но я всё же думаю, что вы ошибаетесь. Я не знаю, для чего это. Это ничего нам не дало. Мы потратили триллионы», утрировал он. «Мы потеряли многие жизни». Да, он признал, они, вероятно, не могли «смотать удочки» и оставить вакуум для аль-Каиды, Ирана и прочих террористов».

Итак, Дональд Трамп стал очередным президентом, одобрившим наращивание, хотя и неохотно, с развёртыванием ещё большего количества американских подразделений и воздушной мощи в Афганистане (как недавно он одобрил и «неопределённые военные усилия» в Сирии в самом начале того, что мы можем лишь представить очередным шагом). О самом Мэттисе в ответ на сообщения, что он может уйти после промежуточных выборов, президент недавно сказал: Он останется… мы ему рады, у нас много побед, у нас такие победы, о которых люди даже не знают».

Возможно, это надо считать определяющим в президентстве Трампа, которое, видимо, всё больше оказывается в мире «побед, о которых люди даже не знают». Но и на секунду не думайте, что Дональд Трамп был тем, кто довёл нас до этого состояния, хотя когда-нибудь он, без сомнений, будет считаться олицетворением этого состояния и упадка, который вознёс его к вершинам власти. И за всё это, за победы, о которых люди даже не подозревают, и о поражениях, о которых узнают, ему надо будет поблагодарить этих «недорослей». Они оказались и не строителями империи своей мечты, и не хранителями империи, а командой потенциальных поджигателей империи.

Поверьте мне, ребята, дальше лучше не будет. Добро пожаловать в самое непредсказуемое и опасное предприятие, умирающую империю. Всего лишь через 27 лет после торжества, охватившего Вашингтон, всё выглядит так, словно те же колокола теперь готовятся звонить в знак скорби.

http://polismi.ru/politika/obratnaya-storona-zemli/2095-v-poiskakh-pobed-o-kotorykh-lyudi-dazhe-ne-podozrevayut-v-serdtse-gibnushchej-imperii.html

Тяжелое похмелье...
Комментарии, по рейтингу, по дате
  Zoggyla 16.10.2018 в 11:57:27   # 697897
Траурный панегирик по империи
  KapitanNemo 16.10.2018 в 12:33:10   # 697914
Американская элита не сдаст США.
В отличии от нашей бывшей партийной номенклатуры, которые предали СССР.

Есть мнение, что США расслабились после падения СССР. Что всегда нужен достойный оппонент, и борьба с этим оппонентом делает державу сильнее.

На смену СССР пришел Китай, и США объявили его главным конкурентом. Так что, с оппонентами все в порядке.
  Софруджу 16.10.2018 в 13:50:29   # 697943
Разве у Северной Кореи нет ядерного оружия?
  Zoggyla 16.10.2018 в 14:03:49   # 697951
  NeoMax 16.10.2018 в 14:15:26   # 697958
То что происходит с США похоже на внутренний диссонанс элит. Когда он приведет к краху Имперских амбиций США вопрос времени. Потому что элита США допустила ту же ошибку, что и римская империя. И ни Россия, ни Китай здесь ни причем.
  Джимбо 16.10.2018 в 21:17:59   # 697996
Очень трудно читать текст! Это гугл превод?
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь